понедельник, 4 мая 2015 г.

Забота о себе (коучинг самости). Часть 2.

Продолжение. Начало здесь. Завершение здесь.


Что делать при дефиците Я-объектов?


Давайте еще раз зададимся вопросом – что делать человеку при недостатке Я-объектов?

На самом деле этот вопрос очень абстрактен. Посудите сами – кто из реальных людей так формулирует проблему: «Мне недостает хороших Я-объектов». Нет, это наша формулировка – специалистов, которые работают с такими людьми. Хотя, например, лично я так для себя сформулировал механизм своей проблемы во время решения своего клиентского запроса. Поэтому лично для меня решение состояло в том, чтобы искать значимых для себя Я-объектов.

А что можно посоветовать нашему клиенту?


К чему сам клиент, хочет он того или нет, чаще всего обращается. Предлагаю эти «естественные решения» рассматривать как прототипы наших «искусственных»:

  1. Искать себе гуру. Бизнесмены ищут себе учителей жизни, гуру. А на рынке все прилавки такими гуру завалены. Их время стоит дорого, процесс потребления отлажен. Есть адаптация услуги по гурованию под особенности характера Vip-потребителя - дорогостоящие офисы, специфические фрустрирующие формы услуг (различные духовные лагеря и т.п.), психопатичное (называют это харизматичным) поведение гуру. Я полагаю, что потребительские формы такого рода услуг не дает главное – эмпатическую откликаемость на клиента. Вряд ли такую откликаемость можно дать в конвейерном режиме. Но если говорить про вариант решения, то я полагаю нашему бизнесмену стоит вообще разобраться со своим кругом и оценить, как так случилось, что теперь доступ к его телу имеют только весьма специфические люди, которые не могут дать объективного отзеркаливания, которых нельзя идеализировать и от которых не дождешься эмпатической откликаемости. 
  2. Сформировать сообщество подобных себе – в формате клуба (например ротари-клуба, инвестклуба и т.п.), где находить людей, которые смогут выполнять Объектные функции. Часто эти формы общения подходят для мелких и средних бизнесменов, а вот крупные такого рода формы игнорируют. Почему? Ну потому что вместо душевного общения получают они исключительно инструментальную заинтересованность к себе, которое так привыкли получать со стороны своего обычного окружения. Сам видел крайнюю степень подозрительности и осторожности у своих клиентов к такого рода отношениям. Но самая большая засада в этом всем – автоматизм, которым обладают сами бизнесмены, когда они на автомате рассматривают каждого встречного человека в категориях выгоды. Не все могут выйти из такого потребительского отношения к другим людям, которое, кстати, оборачивается и на себя. Которое принуждает себя двигаться, достигать каких-то параметризованных выгод, результатов и эффектов и не позволяют просто временами быть. В этой ситуации я слышал про форматы типа общества анонимных бизнесменов, которые отлично позволяют общаться между собой, обнаруживать поддержку и участие от себе же подобных 
  3. Сделать свою организацию системой Я-объектов. На самом деле это один из самых распространенных способов решения проблемы Я-объектов. Самый распространенный и самый вредный для бизнеса. В чем он заключается. Ну вот вы обладаете властью, можете расставлять людей в организации как хотите и появляются у вас на должности HR-директора «мама», женщина, к которой вы испытываете сыновние чувства, она вас всячески стабилизирует и опекает, гордится вашими успехами и печалуется из-за неудач, но главное, эмпатические откликается на вас. Или вот, например, соучредитель, он как обычно либо в должности директора по маркетингу, либо в должности финансового директора. Он для вас сиблинговая фигура «старший или младший брат», например. У вас с ним постоянная конкуренция, вы жестко ругаетесь, он вас страшно ревнует к директору по персоналу и поэтому у него своя не зависимая от вас команда, но объединяет вас ответственность за всю семью (ой, компанию). Ну и, наконец, «папа» - убеленный сединами и суровый по нраву технический директор. Он человек фактически неуправляемый с вашей стороны, его технический отдел, на котором держится, как все считают, вся фирма (на самом деле вся фирма держится на вас и вашем соучредителе, которые добиваются самых выгодных контрактов с клиентами) – «черный ящик», там вообще ничего непонятно – ни как распределяется работа, ни как формируется зарплата и не дай бог вам туда сунуться. «Папа» жестко накажет. Кстати, «папа» ненавидит и не общается с «мамой» и у него натянутые отношения с вашим «братом», в этом ваше преимущество – вы ему нужны для поддержания хоть каких-то деловых коммуникаций. И, да, к самой своей фирме вы относитесь как к груди кормящей матери, только такая метафора редко доходит до вашего сознания. Если вы сейчас смеетесь – не смейтесь. Я описал вполне конкретную организацию, которая умерла, когда ее покинула «мама». Как оказалась, ее функции по стабилизации генерального директора, были основными, что удерживало организацию от разноса. Но весь вопрос заключался в одном – для чего наш генеральный директор ходил на работу? Ей богу, за отношениями с его Я-объектами. С другой стороны, если человеку спокойней в такой психодинамической конфигурации, зачем резать курочку, которая несет яички? Ну собственно затем, что цели не достигаются, определенные части реальности превращаются в слепые пятна, нет возможности действовать свободно и проявлять инициативу в своих действиях. Но если посмотреть на это как на способ решать проблемы без невроза, что можно найти здесь интересного? Я думаю осознание того факта, что вы используете конкретных людей в организации не по профессиональному предназначению, а по психологическому и вынос этих отношений из организации. Если вам эти люди дают психологическую опору, то легализуйте свои отношения, так прямо и заявите, какие ваши потребности они удовлетворяют. Я думаю, в соответствии с парадоксальной теорией изменений, что сам факт признания ваших потребностей в таких опорах все изменит.
Но! Я думаю, что начав работу над формированием сообщества Я-объектов вы поймете, что одной эмпатичекой откликаемости вам уже недостаточно, вы все же уже не совсем младенец, вам теперь нужно от ваших значимых персон соучастия в смыслетворчестве, потому что только так можно решить проблему истощения смысла.


Истощение смысла

Если исходить из нашего описания конфликта развития, то станет понятно, что человек обречен на постоянную деятельности по тому, чтобы перестать быть тем, кем он является, преодолевать себя. В частности это связано с истощением смысла деятельности.

Что это такое – истощение смысла?

Ну вот представьте себе. Все у вас нормально. Ну как нормально? Каких-то больших потрясений у вас нет. Кризис в экономике? Ну, в общем-то, вы знаете как двигаться, куда и как вкладываться, на что обращать внимание, какие усилия надо приложить и к каким результатам это приведет. Новые направления? Вы примерно представляете, чем можете рискнуть и с какими последствиями. Новые знакомства? Вы примерно представляете, чего можно ожидать от каждого нового встреченного. Короче, все нормально. Вы даже знаете, как стоит переживать по поводу каждой ставшей уже типичной ситуации. Ничего уже так не вставляет как раньше. А главное, вы поняли свои энергетические границы, понимаете, что сейчас, наверное, следует сконцентрироваться на сохранении достигнутого, а не на новых направлениях. Понимаете, но не вставляет это вас, не возбуждает. Поэтому, чтоб почувствовать биение жизни, обращаетесь вы все к тем же стимуляторам – сексу на стороне, химическим стимуляторам, острым, адреналиновым развлечениям и реализации своих детских желаний.

В чем отличительная черта такого состояния? Смысл вашей жизни и деятельности истощился. Нет, вы сами знаете вроде все ответы на вопросы или вернее, вы сами в состоянии задать осмысленные вопросы и спрогнозировать ответы, но вот эти осмысленные вопросы и ответы становятся блеклыми, неяркими, они уже вас не вдохновляют, не раскрашены в жизненные краски, не вызывают вообще никакого эмоционального отклика. И даже найденные Я-объекты лишь краткосрочно могут помочь. Вот что такое истощение смысла. И хорошо, если у вас такое состояние появилось где-то после 35. А если оно началось у вас лет в 15? Или 20? Что это? Что с этим делать? Чем такое состояние может не устраивать вас? Тем, что хочется вам эмоционального подъема и новых интенсивных и сложных чувств.



Что такое смысл?

Я не буду долго блуждать в различных концепциях смысла и скажу следующее. Как правило, смысл какого-то предмета означает его функцию в нашей жизни и деятельности. Смысл стула в том, чтоб сидеть, смысл бизнеса в том, чтоб зарабатывать деньги и т.п.

Какую функцию вообще выполняет смысл?

Смысл помогает нам сориентироваться в какой-либо ситуации, т.е. он задает системность и целостность этой ситуации, чтоб нам было понятно, как в ней действовать – с кем взаимодействовать, какие цели ставить, какими средствами пользоваться и т.д. (см. здесь первоисточник, здесь интересное реферативное изложение).

Смысл может быть доязыковым, т.е. не выражаться словами. Смысл как продукт работы сознания нужен для того чтобы объединить людей в едином сознании, направленном на один предмет, вернее через единый предмет. Каждый раз на один и тот же стул вы смотрите по-разному и всякий раз ваше восприятие совершенно точно не совпадает с вашим же восприятием в прошлом, что говорить о восприятии другого человека. Вместе с тем ПОНЯТИЕ стула, смысл слова «стул» у вас совпадает с другим человеком на том простом основании, что смысл этот формирует общий для вас язык, вы начинаете пользоваться языком, а уже потом во многом на его основании формируется ваш опыт и ваш опыт восприятия в том числе. 

Как об этом писал Гадамер: «Повсюду, где устраняется незнание и незнакомство, совершается герменевтический процесс собирания мира в слово и общее сознание <…> Задача герменевтики с незапамятных времен — добиваться согласия, восстанавливать его».

Итак, еще раз смысл порождается со-знанием, т.е. со-знание – это инструмент генерирования интерсубъетивного смысла.

Подчеркнем эти 2 функции смысла:

  1. Смысл структурирует мир в соответствии со структурой нашей деятельности, он определяет место вещам мира в нашей жизни и место нашей жизни в мире вещей.
  2. Смысл определяет деятельность как коллективный процесс, смысл изначально формирует разделяемость нашей жизни и деятельности с другими людьми.
Причем речь идет об идеальном смысле – не конкретном стуле, а идеальном смысле, как нашей общей сознательной установки, в соответствии с которой мы этот мир будем преобразовывать – искать что-то, что подходит под понятие «стул» или создавать его. Это важный момент. Еще раз, смысл слова «стул» только отчасти воплощается в разных стульях, а значит может быть по-разнову реализован и эта разница между идеальным и реальным стулом дает пространство для творчества. А теперь вообразите, что мы говорим про смысл жизни – каково пространство творчества по его реализации? Но мы отвлеклись.

Итак, смотрите, получается, во-первых, что смысл – это не достояние единичного моего или вашего сознания, наоборот он интерсубъективен, он необходим, чтобы у нас было общее сознание. Для чего это функционально надо? Ну, например, для того чтобы строить совместную деятельность. Из этого следует фундаментальный вывод. Что у нас не может быть индивидуальный смысл нашей жизни и деятельности (например нашего бизнеса). Если смысл не разделяем кем-то другим, он интерсубъективно не исполнен. Это потенциальный смысл. Исполненный смысл – это смысл со-знания, когда несколько человек его вместе со-знают и взаимодействуют для его достижения. Реализация смысла жизни в деятельности – вот второй аспект «осмысливания» жизни.
Если говорить про организацию, то организация вообще есть прекрасный пример сознания. Еще раз медленно: организация – это прежде всего со-знание! Общее знание! В организации главное вести со-держательную деятельность – вместе у-держивать (со-держать) смысл деятельности. Именно это позволит вместе переживать одни и те же ситуации, которые одному пере-жить и невозможно. Это аккумулирует совместную деятельность, осмысленную реакцию всей организации на общую ситуацию. Осмелюсь заметить, что многие проблемы с истощением смысла возникают потому, что многие инструменты организационного со-знания не работают (что это за инструменты? Планово-отчетные совещания, стратегические сессии, миссии и видения, да даже все эти визуализации параметров управленческого учета). Я думаю, существуют очень интересные феномены совместного группового переживания ситуаций, которые задаются этими способами организационного со-знания. Но давайте не будем уходить в сторону.


Смысл как систематизация

Теперь поговорим об упорядочивающей, систематизирующей функции смысла. Как так получается, что смысл систематизирует мир и в соответствии с чем он это делает? Для этого следует обратиться к семантической стороне функционирования смысла. Конкретной формой общего сознания, в которой находит свою реификацию (овеществление) смысл является язык, вернее текст сообщений двух коммуницирующих между собой людей. Систематизация мира начинается именно через воплощения смысла в тексте. Почему? Потому что именно в тексте, за счет соотнесения смыслов используемых слов, рождаются взаимосвязи мира. Т.е. реальное взаимодействие стула и попы возможно только из-за семантических связей таких слов как «Стул» и «Сидеть», «Сидеть» и «Опираться на попу». Причем характерно здесь то, что сама система семантических взаимосвязей изоморфна деятельности (см. здесь).

Что это значит для нас? 
  • Во-первых, смысл как интесубъективное сознание исполняется в тексте, 
  • во-вторых, весь мир задается через предметное отношение к нему – через деятельность и как деятельность. Мыслить мир – значит что-то с ним делать – осваивать, преобразовывать, вписываться в него и т.п.

Т.е. когда мы говорим о потери смысла, мы говорим на самом деле об отсутствии всех трех видов его исполнения: 
  • Либо он не является достоянием интерсубъективного сознания, 
  • либо он не воплощен в текст в ходе коммуникации, 
  • либо мы не строим свою практическую деятельность в соответствии с построенным смыслом.


Место жизни в деятельности глобального субъекта


А знаете, в чем заключена главная проблема со смыслом жизни? В том, что, когда мы задаем вопрос о смысле жизни, мы сводим нашу жизнь до функции. Например, мы говорим: смысл жизни состоит в том, чтобы продолжать свой род. И тем самым мы всю свою жизнь сводим в деятельность по продолжению рода, отсекая другие возможные цели. Поскольку выше мы напрямую связали смысл с деятельностью (смысл – это функция предмета в деятельности), то обращаю ваше внимание, что для того, чтобы определить смысл жизни, мы вынуждены определять некую глобальную деятельность, в которое определенное место будет занимать наша жизнь в качестве функции. В нашем примере для продолжения рода наверное глобальной деятельностью будет эволюция человечества. Поэтому, хотим мы этого или нет, но при определении смысла жизни мы вынуждены фокусироваться на глобальных рациональных процессах, которые проще всего описывать через деятельность глобальных субъектов: Эволюции, Бога, Абсолютного духа и т.п. В самых последних версиях (которым уже скоро 100 лет) мы должны сами взять ответственность за свою жизнь, что означает встать на позицию Бога и замутить какой-нибудь глобальный процесс деятельности или стать субъектами соразмерной своей жизни деятельности или наоборот ничего не делать, но осознанно, как бы наблюдая за собой с позиции Бога.

Именно так часто пытаются осмыслить размерность своей организации и своей жизни. Организация – это попытка создать большего, чем собственное тело субъекта, который позволит достичь более масштабных целей. Каких целей? Тех, которые обычно и записываются в миссии организации. Тем самым вы наращиваете своему духу тело организации. Но про смысл организации мы напишем как-нибудь потом.



Смысл и эмоции


Но! Главный ключ к истощению смысла лежит в эмоциональном или экзистенциальном исполнении жизни.

Что это такое?

Для ответа на этот вопрос я попробую обратиться к Альфриду Ленгле. По крайней мере, он один из тех, кто пытается ответить на этот вопрос.


Лэнгле предлагает очень интересную модель функционирования эмоций. Он говорит о том, что эмоции нам нужны для того, чтобы задать наше отношение к ситуации. Т.е. эмоции показывают нам, как относится к той или иной ситуации. Фактически через эмоции мы не просто открываемся миру и он открывается нам, через эмоции мы оцениваем ту или иную ситуацию с точки зрения ее ценности для нас, даже для нашей жизни в целом. Всякий раз, относясь к тем или иным событиям в жизни мы, как бы пытаемся соизмерить их со всей нашей жизнью, буквально переживаем ее. Слово переживание здесь ключевое. Все эти эмоции и чувства – это наши пере-живания. А пере-живание – это фактически проживание этой ситуации, это соотношение той или иной ситуации с нашей жизнью в целом. И если у вас не осознана и не выстроена система ценностей, но не абстрактных, а именно таких, которые позволяют пере-живать ситуации, полностью проживая ценность тех или иных событий, то и полной жизни, полного участия в этих событиях у вас не будет.

Буквально это выглядит следующим образом: Что вот это вот событие значит для моей жизни? А что вообще и для кого значит моя жизнь, чтобы понять место этого события в моей жизни? 
Еще раз подчеркну здесь, что по своему механизму тот Другой, который задает смысл моей жизни, должен быть значительно масштабнее и антропоморфнее какого-либо другого конкретного человека. Этот механизм много раз описан, в частности в символическом интеракционизме он получил название «Обобщенного другого». Это некий идеальный субъект, идеальный не с точки зрения эталона поведения, а с точки зрения нашего представления об идеально организованной деятельности, где все компоненты и элементы деятельности согласованны и систематичны. Через отсылку к этой идеальной деятельности формируется наша система ценностей, через него мы проживаем ситуации, через отсылку к нему конкретным смысловым содержанием наполняются наши чувства. Чтобы исключить различные метафизические споры, я предлагаю не обсуждать онтологического статуса «Обобщенного другого», а отнестись к нему как к пусть несовершенному, но методическому принципу, позволяющему говорить о наших системах ценностей.

Здесь начинает разворачиваться драма, вокруг которой поломано немало копий европейских мыслителей. Речь об антагонизме ноэтической (дух, сознание, смысл)  и психодинамической (бессознательное, инстинкты, аффекты, иррациональные порывы души) части человеческого существования. Т.е. переживаний нашей жизни с точки зрения идеального набора ценностей и переживаний, вызванных нашим бессознательным, нашими телесными аффектами. По Франклу ноэтическое должно победить телесное, по Лэнгле психодинамика с одной стороны охраняет ноэтическое, а с другой блокирует его. В любом случае психодинамика у экзистенциальных психологов только добавляет красок и глубины экзистенциальному измерению жизнедеятельности человека, т.е. практики осмысленной жизни. По Лэнгле сама психика является связующим звеном между телом и духом. Т.е. если предельно огрубить, то она нужна чтобы такой инструмент как тело был в порядке и мог выполнять назначенные ему духом задачи.

Мы не будем вдаваться в этот спор, а просто скажем, что, конечно с точки зрения осмысленности жизни – согласование эйдетического и психодинамического должно стать предметом заботы о себе.


Ценности

Итак, мы установили, что эмоции отражают наше переживание ситуации, нашу оценку той или иной ситуации с точки зрения значения ее для нашей жизни. Эмоции и чувства, безусловно, существуют во вполне телесных формах, хотя, собственно телесные реакции совсем не обязательно являются ответом на телесные же стимулы (сравните причины возникновения моральных конфликтов, эстетические наслаждения, духовные переживания и т.п.). Следовательно, диапазон и глубина наших переживания зависит от нашей способности соотносить ситуацию с как можно большим количеством ценностей и их масштабом. Одно дело мерить ситуацию влиянием ее на удовлетворение моей потребности в пище, а другое оценивать ее с точки зрения божественного замысла. Одно дело соотносить себя с глобальным субъектом, который по сути есть гений-потребитель, т.е. субъект потребительского общества, желающий много потреблять и потому готовый работать для этого. Другое дело, например, Эволюция, Прогресс или Бог. Но тут, как говориться, все зависит от вашего вкуса и выбора.


От осмысленной жизни к практике осмысления жизни

Теперь вернемся к истощению смысла. Почему это происходит? Есть одна проблема. Мы не можем жить без ценностей и смысла с одной стороны. С другой стороны, никаких врожденных ценностей, ценностей самих по себе не существует. Да, мы получаем ценности в ходе воспитания и социализации, но чтобы их присвоить по-настоящему, чтоб они не были инородными образованиями в вашей жизни, их еще надо отрефлексировать, но поговорим об этом чуть ниже. Ценностные системы развиваются тем сильнее, чем большее количество и масштаб ситуаций мы проживаем. Меняются они нами относительно нашей жизни, но в со-знании с другими людьми, с которыми мы эти ситуации проживаем.

Истощается не смысл жизни, истощаются ноэтические (ценностно-смысловые) структуры, через которые мы оцениваем ситуации в жизни. Т.е. появляются новые ситуации, для осознания которых невозможно использовать прежние ценностно-смысловые структуры. 

И одной из таких ситуаций является как раз отсутствие разрыва между ситуацией и ценностной системой, когда идеал достигнут. Тогда мы переходим на другой уровень – не реализации смысла, а оперирования смыслами, мы начинаем задумываться о смысле самого поиска смысла (то, чем мы сейчас и занимаемся).


Формирование системы ценностей

Обращаю ваше внимание на то, что на данный момент одним из ключевых понятий для нас стало понятие ценности. Что такое ценность? Это наше субъективное отношение к какому либо предмету или положению вещей. И, как правило, ценность показывает дефицитность того, что для нас ценно. Ценность здоровья появляется тогда, когда этого здоровья не хватает, ценность честности, когда все кругом врут, и на вранье невозможность строить ту самую нашу совместную деятельность – со-знание. Короче говоря, есть в нашей жизни процессы, протекание которых невозможно без определенных элементов. И важность этих процессов определяет ценность этих элементов (например, сотрудничество, совместная деятельность невозможна без честности). Откуда берутся ценности в нашей жизни? Через воспитание, когда набор норм поведения как бы намекает, что реализация эти норм приведет к некоему идеальному положению вещей (честность, сотрудничество, дружба – хорошо, потому что если все буду честны, то может существовать идеальное общество, где всем будет хорошо). Но в процессе жизнедеятельности обязательно должен наступить момент ре-активации ценностей, когда от пассивного объекта, от человека, которому транслируются ценности, вы переходите к позиции активного субъекта, который либо подтверждает для себя важность принятых ценностей, наделяет их собственным жизненным смыслом и исполняет в своих действиях, либо начинает творить новые системы ценности, а это значит, прежде всего, что он формирует некие образы идеального положения вещей в противовес существующим.

Хочу обратить ваше внимание на то, что смысл, который мы задали через со-знание и деятельность, в силу искусственности самой деятельности, ее идеального характера, ее проектности, не может не формировать идеальные планы жизни, с которыми мы бы соотносили свою действительность. Здесь любители «здесь и сейчас» могут возразить и сказать, что стремление к идеалу является некоей невротической штукой, на что я отвечу, что само принятие реальности, жизнь в здесь-и-сейчас является той самой идеальной моделью жизни, которое было выдумано гуманистическими психологами в противовес негуманистическим с их точки зрения подходам.


Теперь еще раз вернемся к эмоциональной составляющей смысла и пере-живания ситуации. Ценности дают нам возможность соотносить ситуацию со всей нашей жизнью, а вся жизнь с ее функцией в реализации идеального плана, плана по созданию идеального положения вещей. Только это дает полную осознанность смысла жизни. Это идеал, фактически мы не полностью задаем идеальную картинку, живем мозаичную жизнь в мирах с разными идеальными планами, придуманными не нами. Однако, если вы ведете за собой коллектив, или целые сегменты потребителей, вам никуда не деться от того, чтобы задать тот идеальный план, ту систему координат, в которой свое место занимают производимые вами ценности (давайте возьмем для пояснения самый тривиальный пример: какой мир строил Стив Джоббс, и какую роль в этом мире, какую ценность играли производимые им вещи?).


Что делать?

Теперь, в режиме заботы о себе, как выйти на вдохновляющие ценности. Боюсь, что традиционные методы определения ценностей, типа нейрологических уровней не совсем помогут нам в этом, хотя и могут пригодиться. Главный подход в определении ценностной системы состоит в феноменологической работе – определении эмоционального содержания тех или иных переживаний ситуации и выяснении неосознаваемых или осознаваемых ценностей, лежащих в основе того или иного отношения к ситуации. В этой работе необходимо четко отделять психодинамическое, аффективное содержание переживаний ситуации от ноэтических, с психодинамическими работать психотерапевтически, а с ноэтическими (идеальными) соответственно философски. И в дальнейшем, следует из крепких, осознанных и естественных само собой разумеющихся для человека ценностей формировать целостную идеальную картину мира. 

Вас интересует, как выглядит система этих ценностей? Я попробую уклониться от ответа на этот вопрос и скажу про крупного бизнесмена: она выглядит как сформулированная миссия организации, причем так сформулированная, что она дает человеку возможность видеть свой долг в реализации этой миссии и разделять удовольствие от реализации этой миссии командой единомышленников. У человека создается ощущение, что энергию на выполнение своего долга он черпает от того самого идеального положения вещей, царствия Божьего на Земле, Абсолютного духа, Эволюции и т.п. Хочу сказать, что работа на такие мощные вещи сопровождается невероятно сильными чувствами, глубочайшим наслаждением. Отсюда и огненный задор и воля к достижению целей и реализации ценностей, которую вы можете видеть у настоящих лидеров. По сути работа по осмыслению жизни движется по следующему пути (экзистенциальные переживания – смысл – ценности – долг – коммуникация с другими – деятельность) или если говорить более развернуто:
  1. Осознание переживаний по поводу осмысленности жизни, феноменология экзистенциальный переживаний через различение ноэтических и психодинамических аспектов переживания жизненной ситуации (переживание истощения смысла);
  2. Осознание картины мира человека, различных аспектов осмысления им своей жизни и места своей жизни в мире;
  3. Систематизация ценностей и формирование системного представления о (вернее систематизирующего представления) о некоей глобальной рациональной деятельности Обобщенного другого;
  4. Фиксация разрыва между идеальным положением вещей (которую созидает и репрезентирует собой Обобщенный другой) и наличной реальностью. Исходя из этого определение персональных целей жизнедеятельности;
  5. Согласование своих персональных целей с другими в ходе формирования совместной деятельности. Создание организации – организованной деятельности.
  6. Запуск деятельности.

Хочу обратить ваше внимание, мой дорогой читатель, что этот путь есть закономерный путь заботы о себе в случае экзистенциальных кризисов управленцев. Понятно, что на этом пути надо обращаться к услугам специалистов. Типа меня ;)

Но я скорей говорю о «заботе о себе» как определенном образе жизни, как о социальной практике. Как она может быть устроена, мы поговорим в следующей части.
Начало здесь. Завершение здесь.