среда, 4 февраля 2015 г.

Забота о себе (коучинг самости). Часть 1.

Начало. Продолжение здесь, завершение здесь.
Предисловие

Этот текст написан по мотивам моей лекции, прочитанной для сообщества гештальт-терапевтов (Часть 1, Часть 2). Почему для них? Потому, что по моим наблюдением именно форма жизни современного отечественного гештальт-сообщества является прекрасным примером такой формы жизни как «забота о себе». Хотя изначально мотивы обращения к теме заботы о себе у меня были иные, и поскольку этот свой текст я скорее обращаю к людям, имеющим дело с бизнесом, то эти мотивы должны быть пояснены. Конечно, тема эта всплыла потому, что она стала актуальной не только для меня лично, но и для моих клиентов.

Когда я начинал как консультант, имея за спиной некоторый опыт работы внутри компании, то имел представление об определенном классе проблем и конкретных задачах, которые я смогу решать (это поначалу были процессы, связанные с управлением результативностью сотрудников (управление знаниями и компетенциями - ключевые процессы), а позже с выявлением и снятием системных ограничений в организации). 


Представлял я себе эту работу следующим образом: Выясняю запрос у собственника, провожу диагностику на месте (пытаюсь вместе с сотрудниками в поле поднять результативность), по итогу предлагаю свое видение проблем и решений, участвую в выработке и реализации решений, наслаждаюсь улучшением результативности. 

По факту в моей консультационной практике обнаружилось, что реализация предложенных решений, как правило, очень сильно затягивалась, а в некоторых случая сильно трансформировалась. Решения, реализация которых представлялись мне не требующими большого времени (2 месяца достаточно), растягивались на большое время. 

Поначалу, когда я обнаружил это, то для себя сделал вывод о том, что первое лицо сопротивляется инновациям потому, что просто не хочет подхватывать и регулярно исполнять определенный набор функций, обязательных для успешной работы механизма управления (вы не поверите, самой большой проблемой является даже не реализация всего цикла управления, а банальное планово-отчетная деятельность). 

Когда я разговаривал с заказчиками, пытаясь разобраться в их мотивах, то замечал чаще всего, как говорится, двойную выгоду от неисполнения новых обязанностей, например, тогда виноватым в низких доходах становились подчиненные, а не сам владелец. При этом подчиненным не ставились четкие задачи, не контролировалась результативность, а если после моего воздействия планово-отчетная деятельность приобретала явный характер, то сотрудники никак не наказывались за неисполнение планов. И самое удивительное заключалось в том, что клиенты при обсуждении их мотивов, совершали классические психодинамические формы сопротивления, никак не желали осознавать причины такого своего поведения. 

При этом при психодиагностическом взгляде на организацию я замечал, что специфика устройства и отношений в организации изо всех сил обслуживали невроз первого лица, но никак не формальные цели, записанные в стратегии. Тогда я прочитал книгу М.Кейтс де Вриса «Лидер на кушетке» и понял, что с такими неврозами нужно и можно работать.

Однако традиционные психотерапевтические методы по целому ряду причин (прежде всего из-за невозможности классического психотерапевтического и содержательного сеттинга, который не позволял держать в фокусе связку персона первого лица – организация) не проходят и я начал искать новые формы и новое содержание такой работы. Как это обычно бывает, небо послало мне несколько соответствующих запросов со стороны клиентов. Итогом осмысления этой работы и стал данный текст. В силу целого ряда причин, большого количества необоснованных предлагаемых решений, неподтвержденных гипотез, этот текст не является окончательным, но, как говориться, лиха беда начало.




Введение


На самом деле эта статья не столько про бизнесмена. В первую очередь эта статья про ситуацию, в которой приходится выживать современному человеку. А ситуация эта следующая:

Западная культурная и интеллектуальная традиция, которая всячески ориентировалась на выделение человека из естественного мира, ориентировалась на расколдовывание естественного мира, выяснение механизмов его функционирования для того, чтобы человек мог управлять этим миром как ему заблагорассудится, поставила человека один на один с постоянно усложняющимся миром. Если раньше человек в своей жизни мог положиться на силу традиций, верований, на единую картину мира, на социальные стереотипы и нормы традиционного общества, то сейчас у человека нет единых оснований для осмысления и управления своей жизнью, нет безусловных норм и ценностей. Теперь человеку постоянно надо выбирать точки зрения, мнения, обоснования поступков, что на самом деле повергает человека в пучину сомнений и тревог. В такой ситуации все сильнее возрастает потребность в целостности, осмысленности и полноты своей жизни, и, соответственно возрастает актуальность самой практики, направленной на обретение этой целостности и как следствие самоценности жизни. 

Именно про эту практику и пойдет речь в этой статье. Именно эту практику вслед за давней философской традицией мы будем называть заботой о себе.



Что такое самость?

Чтобы понять, что я имею в виду под самостью, надо понимать, что я буду говорить про переживания - чувства и эмоции. Традиционно в философии вопрос про самость предполагал ответ на вопрос, кто есть я – мое тело, мой разум. Декарт в свое время вообще указал, что сам факт, что я задаюсь этим вопросом и понимаю, что я не есть ни тело, ни разум, ни слово и т.п. и есть подлинное основание самости ("я мыслю следовательно существую" можно перевести как: я сомневаюсь, что я есть и то и это, а значит сам факт моего сомнение несомненен, а значит это и есть я). 

Почему люди ищут самость? Потому что они ищут ту точку, в которой они будут ощущать себя собой, где будет понятно, чего я хочу на самом деле, где как с ситуацией голода или секса будет предельно понятно – есть хочу именно я, вернее, что это мое телесное ощущение и где будет предельно понятно, что делать с этим чувством – удовлетворить. То есть самость – это когда вы нечто ощущаете именно как свое, когда вы четко осознаете свои, именно свои, потребности, не навязанные извне, не продиктованные какими-то неподконтрольными вам сферами вашего существования.

В дальнейшем при разговоре о самости я буду опираться на модели Х.Кохута и его последователей. 
Последователи Кохута интерсубъективные психоаналитики давали такое пояснение (здесь):


Но мы, приняв эмпатически-интроспективную точку зрения, в первую очередь задаемся вопросом, переживают ли они себя как постоянный центр инициативы или нет. Это переживание личной инициативы — основная составляющая прочно консолидированной Я-организации — для многих пациентов является главным фокусом психоаналитического исследования.



Итак, давайте введем первое уточнение: самость – это способность переживать себя как постоянный центр инициативы.



Проще объяснить, что есть самость через обратное – примеры, когда самости нет. Прекрасными примерами являются неврозы. Вот вдруг у вас оказалась парализована рука, вы ее не контролирете. Она перестала быть частью вас самих. Возврат самости – это когда вы осознаете, что когда-то не смогли пережить чувство омерзения, которое испытывали, когда этой рукой кормили своего умирающего отца, а пережить не могли, потому что нельзя же переживать такие ужасные чувства. Таким образом, вы просто парализовали часть себя – часть своих переживаний, а закрепили запрет на определенные чувства "удалением руки", как символа травматического действия.
Сторолоу:



При недостатке рефлексии человек не осознает себя в роли субъекта — создателя своей личной реальности. Мир, в котором он живет и движется, представляется ему независимой, объективной реальностью. Таким образом, паттернизация (patterning) и тематизация (thematizing) событий, которые уникальным образом характеризуют личную реальность человека, рассматриваются им скорее как свойства самих этих событий, а не продукты его собственных субъективных интерпретаций и построений... Психоаналитическая терапия может рассматриваться как процедура, посредством которой пациент приобретает знание, отражающее эту бессознательную структурирующую деятельность.




Примеров с потерей ощущения самости можно привести очень много, но я предлагаю остановиться только на одной стороне самости – возможности или невозможности пережить новые аффекты.





Как функционирует нормальная самость?

Существует довольно много различных описаний функционирования самости, но для описания ситуации отношений бизнесмена и его бизнеса я возьму все того же Х. Кохута. Механизм функционирования самости, вернее механизм формирования самости они предлагали следующий

Во время своего взросления ребенок постоянно получает эмоциональный отклик от своих родителей (ребенка берут на ручки, целуют, обнимают, поощряют к деятельности, предостерегают от опасных поступков) и как следствие фундаментальной основой развития ребенка становится эмоциональная откликаемость на его поступки со стороны так называемых Я-объектов, в первую очередь родителей. 

Какую функцию выполняет эмоциональная откликаемость? 
Ребенок в своем развитии встречается с новым опытом, с новыми людьми, вещами и ситуациями и эти встречи сопровождаются определенными чувствами и эмоциями – страхами, радостью, удовлетворением, возбуждением и т.п. Если ребенок справился с ситуацией – это значит, что он принял, что в определенных ситуациях возникают определенные переживания, которые побуждают его в аналогичных ситуациях действовать также или иначе, и это нормально. При этом фундаментальными условиями развития является принятие своих переживаний, которое ребенок перенимает у родителя. Тот любит его при любых обстоятельствах, хоть и не поощряет определенных поступков, а значит также следует обращаться и с собой. А неприятные переживания являются индикаторами адекватности действий в определенной ситуации. Если вы долго испытываете негативные переживания, не игнорируете их, замечаете, но не можете разобраться, почему, значит надо посвятить этому больше времени, обратиться к специалисту, в такой ситуации вы сможете проанализировать в чем возникли противоречия, что чему противоречит - ваши ценности вашим целям, биографический опыт и т.п. Переживания по сути являются критерием обучения – следует так дальше поступать или нет. Если вы теряете переживания как источник информации об адекватности вашей деятельности, если ваш механизм отношения к ситуации сбивается, то у вас нет шанса совершенствовать свою деятельность, т.е. учиться.

Но! 

Сторолоу:

Я-объектные функции фундаментально связаны с интеграцией аффекта в организацию опыта Я, а также что потребность в Я-объектной связи коренным образом сопряжена с потребностью в созвучной откликаемости (attuned responsiveness) на аффективные состояния на всех фазах жизненного цикла.




Важнейший момент здесь заключен в том, что нормальная самость оказывается зависимой от вот этой вот реакции значимых других, поскольку по определению сам на себя не отреагируешь. Мы всю свою жизнь ищем значимых людей и для нас важна их реакция. 

А что делать, когда в вашем окружении уже нет людей, способных понять вас в вашей ситуации (вы владелец крупных бизнесов, а вся ваша родня всю жизнь была учителями, все бизнес-окружение зависит от вас или ваших денег, партнеры только конкурируют с вами, кто на вас откликнется, глубоко поняв вашу ситуацию? А если вы по объективным причинам вынуждены принимать непопулярные решения?).



Кохут в свое время выделил 2 ключевых механизма формирования самости, именно эти функции выполняют для нас значимые другие:



Функции отзеркаливания – эту функцию выполняют восхищение и любовь родителей, которые поощряют возникновение у ребенка чувства всемогущества, демонстрации себя, желание чувствовать себя совершенным, короче стремления к власти и успеху. Благодаря этому чувству ребенок ставит перед собой новые цели, пытается установить свою власть над новыми сферами мира, короче именно за счет этого он развивается и внутренне растет. При этом на довольно длительном этапе критериями оценки действий ребенка являются оценки родителей, они воспринимаются ребенком как свои, тем самым ребенок сливается с родителем, а родитель оказывается идеализированным объектом, который выполняет еще одну важнейшую роль – он задает ребенку функцию ценностей, норм и целей. Позже некоторое несоответствие отдельный действий родителей идеальному образу, который есть у ребенка, приводит к тому, что ребенок начинает различать свои нормы и ценности и родительские – происходит сепарация.



Но!



В дальнейшей жизни человеку по-прежнему оказываются нужны люди, выполняющие эти функции – те, кто его любит и считает совершенством, видя это совершенство в различных поступках. А также нужны люди, которые будут эталонами и соответствовали бы нормативному идеалу.



Сразу здесь замечу, что динамика активного использования этих функций все возрастает, слишком часто жизнь меняется по сравнению с прежней жизнью. Возникает слишком много нарциссических вызовов (вызовы развития по формуле «чтобы решить эту задачу ты должен перестать быть тем, кем ты являешься»). Кстати о вызовах.

Часто ребенок со своим чувством всемогущества сталкивается с ситуациями, когда он вовсе не является всемогущим, тогда у него возникают неприятные переживания. В этот момент он может не принять реальность – обидеться на весь свет, посчитать себя дерьмом, короче получить нарциссическую травму (нарциссическая травма – непринятие реальности, какого-либо положения дел, чаще всего вызванная нежеланием повторить переживание тяжелых чувств, которые появились в момент травмы).



Повторимся, что гарантией от нее будет та самая любовь родителей, которые считают ребенка совершенством в любой ситуации, любят его не смотря ни на что и в этих условиях помогаю ребенку справиться с новой ситуацией – увидеть реальность такой, какая она есть, чтобы использовать это в своих всемогущих целях. Таким отношением они гарантируют возможность интеграции аффекта в структуру опыта ребенка. Он сделает выводы и переживет аффект, чтобы в следующий раз решить задачу иначе.



С ходом времени изначальный детский нарциссизм уменьшается, потому что ребенок познает мир и свои границы, и только дефективный Я-объект, например мать, которая не отзывается на ребенка, приводит к так хорошо известному отрыву всемогущества из пространства реальности и эксперимента в пространство фантазий, и раздутой, гиперболизированного воображаемого собственного всемогущества. Тогда на свет появляются клинические нарциссы.



Часто нарциссическая травма может вылиться в экзистенциальный кризис, когда ребенок рассматривает себя как слишком ничтожный инструмент по осваиванию мира во имя целей всемогущества и это есть отличительная черта человеческого существования, но мы к этому вернемся чуть позже. Пока же подчеркнем ключевую вещь: нельзя один раз и навсегда найти себя, нельзя раз и навсегда обрести чувство собственной инициативы - возникают новые ситуации, возникают прежде всего из-за желания ощутить собственное всемогущество в новой ситуации (а даже любая посторяющаяся ситуация на самом деле происодит в новом контектсе, т.е. является по сути новой), а это помещает нас в новое поле возможных новых аффектов, которые можно пережить только оперевшись на других людей, которые эмпатически будут откликаться на нас. Однака сама эмпатическая реакция значимого для нас человека уже должна быть более квалифицированной - с понимание сложности нашей ситуации, всех рисков и особенностей ее. Поэтому и требования к идеализации у нас растут, нам теперь нужен уже значительно более умный Я-объект. 





Базовый конфликт развития

Есть 2 точки зрения на развитие и роль Я-объектов. Одна утверждает, что ребенок, нормально пройдя все стадии личностного развития, становится здоровой зрелой личностью, а психотерапия нужна тогда, когда человек неудачно прошел какую-то из стадий. Вторая точка зрения, которой придерживался Кохут, утверждает, что человеку всегда нужны Я-объекты (значимые личности, которые нас отзеркаливают и которых мы идеализируем). Я придерживаюсь второй точки зрения, именно из-за тезисов, которые делал в самом начале статьи. Современный человек попадает в разные жизненные ситуации, целостность которых он должен достраивать. Самое сложное в этом процессе – это увидеть себя в этой ситуации, задать свое «место» в ней, которое позволит нормально «чувствовать себя» (быть инициатором поведения).



Но!

Скорость новых ситуаций у современного бизнесмена все увеличивается, как и усложняется структура этих ситуаций, а значит, успешно переносить опыт из одной ситуации в другую становится все труднее. Главная же проблема заключается в том, что топливом, источником энергии для человеческой активности в новых ситуациях становятся эти самые Я-объекты, стабильные отношения, с которыми позволят выживать в новых ситуациях, развиваться в соответствии с ними. 


Например, чаще всего местом обитания Я-объектов остается семья, но сама трансформация морфологии семьи (по той же причине – семья нынче такая же ситуация, в которой оказывается человека, а не местом из которого он попадает в ситуацию), этих Я-объектов уже недостаточно. Плюс ко всему «относительность» всех понятий, ценностей и категорий, которыми оперирует человек для расположения в ситуации, уже не дает ему однозначной ориентации. Таким образом, человек оказывается один на один с холодным хаотическим миром, требующим к тому же непрекращающейся заботы и внимания.

Возникает проблема тотального дефицита эмоциональной откликаемости, сопровождающей функции идеализации и отзеркаливания. Это сопровождается возрастанием тревоги, которая часто заглушается стандартным набором развлечений (пьянство, хобби дающее чувство жизни и ее остроту – самолетный спорт, парусный, дайвинг, альпинизм, секс и многое другое, что дает, как говорил один мой клиент, билет в бизнес-класс самолета, который гарантирует тебе сверхбыстрое и комфортное прибытие к концу жизни). Чувство тревоги в этом случае означает не только кризис окружения Я-объектов (тут-то ты понимаешь, что уже никогда не найдет такого человека, в которого мог бы верить с такой же чистотой и искренностью как в родителей). 


И это тоже встреча с реальностью, тоже определенное разочарование в своем всемогуществе и в мире, который н всегда радушно открывает для тебя объятия. И эта встреча требует нового осмысления и на самом деле обращения к новым формам коммуникативного действия т.е. такой осмысленности в действиях, которых уже не удается совершить одному. Тут вы сами становитесь объектными функциями, но только во имя нового уровня осмысленности, нового активного осмысления (обустройства в соответствии с новым смыслом) мира.


Итак, давайте подведем итоги:


  1. Современный человек сталкивается со сложными, быстро меняющимися ситуациями, переработка которых требует обретения нового опыта и знаний.
  2. Формирование нового опыта и знаний невозможно без Я-объектов, которые отзеркаливают человека, принимая его и его новые попытки преобразовать ситуацию и дают идеализацию - прототипы идеального поведения и отношения человека к ситуации.
  3. В ситуации, когда у человека есть дефицит Я-объектов и их функций, человек теряет себя - переживания себя как центра инициативы.
  4. Вернуть это чувство может восстановление основной функции Я-объекта - созвучная откликаемость на аффективные состояния.


Продолжение здесь, завершение здесь.