понедельник, 25 ноября 2013 г.

Ценностное единство организации (интервью с С.Н.Капустиным). Часть 2

Продолжение. Начало здесь.

ОБ ОЦЕНКЕ ДЕЙСТВИЙ УЧАСТНИКОВ ПОЕДИНКА
Сергей КапустинСергей Николаевич, я видел, как управленческие поединки проводят различные ведущие, в том числе сам Тарасов, у вас я заметил свой стиль проведения поединков: вы вводите достаточно много бизнес-контекстов при оценке поединков – как те или иные действия повлияют на отношения с партнерами, на будущее бизнеса и т.д. Какие контексты вы имеете в виду при оценке поединка?

Во-первых, есть разные категории судей: отправляющие на переговоры, нанимающие и доверяющие собственность. У каждой из этих категорий свои контексты. Здесь вообще такая специфическая штука, потому что судьи тоже выполняют определенную установку. И эта установка – для начинающих судей дать оценку, показать, на что он способен. Для продвинутых судей начинается уже некая самореализация в судействе. Самореализация в судействе означает попытку обращать внимание на те элементы игры, особенности, контексты, которые делают судейство игру за игрой не похожей друг на друга. Когда судейство повторяется, все одинаково, то выглядит это примитивно и именно поэтому судья начинает самореализовываться через формирование уникальности оценок каждого раунда. Когда он судит поединки, понятно, что он не хочет повториться в своих комментариях, это будет уже банально – набор тех или иных тезисов, черного и белого, конечен. Он начинает анализировать более ситуационные аспекты, более глубокие вещи, на которые судьи обращают внимание в основном в силу своего опыта. У кого-то есть этот опыт, кто-то те или иные события переживал, понимает, к чему это может привести, соответственно, он об этом скажет. У кого-то меньше бизнес-опыта, он меньше об этом скажет. Но если человек делится определенными оценками, которые практичны, то обычно эта практика у кого-то имеется.



Но все же. Вы сказали, что функционально определены роли. Но вот, например, на экспресс-поединках я заметил, что такой аргумент как отношения с партнерами не очень использовался, тогда как в классических поединках в СТА Логистик вы постоянно использовали этот аспект оценки.

Это тарасовская технология оценки правильного управленческого решения. Правильное управленческое решение должно а) продвигать отношения; б) продвигать дело; в) продвигать личный авторитет (власть). Только приращение по каждой из координат движется в сторону правильного управленческого решения. Если управленческое решение порождает потерю власти, либо потерю отношений или авторитета, значит это неправильное управленческое решение. Правильное решение – это комбинация из трех плюсов, поэтому тот, кто оценивает и видит позицию: ага, я вот дожал и получил нужную цену, но при этом ни авторитета не завоевал, ни отношений не улучшил, неправильное решение. Поэтому, гладя на 3 координаты – отношения, дело и авторитет – мы определяем, что следует оценивать в поединке.



О СХЕМАХ ОБУЧЕНИЯ В УПРАВЛЕНЧЕСКОМ ПОЕДИНКЕ

Уже много людей прошло через управленческие поединки в СТА Логистик, Вы для себя зафиксировали какие-то стандартные для людей типы поведения в поединках в плане успешности? То есть, какие типы поведения наиболее успешны и потом приводят к эффекту не только в поединках, но и в жизни? И какие, наоборот, не самые успешные?

Хороший вопрос. Я бы так сказал, то, что видно на лицо. Наиболее эмоциональные игроки имеют больше шансов стать успешными в бизнесе, в делах и т.п. Менее эмоциональные, более рациональные, сдержанные, контролирующие себя, на первом этапе меньше меняются. Но у эмоциональных игроков на первом этапе вилка попасть в хорошие или плохие становится больше, в итоге – либо ты делаешь правильную карьеру, либо тебя заносит в неправильную карьеру. И вот там уже возникает сильная стратификация. Но опять же выбор обусловлен возможностью адекватной самооценки и оценки внешней среды. Можно красочно и активно играть, при этом говорить: «Ну ладно, меня не поняли, они все уроды вокруг, один я все время прав», и продолжать занимать свою позицию – не меняться, не подтягивать свои модели поведения к тому, что принято в этом обществе. И тогда возникает этап потери, дезорганизации в социальном поле, шизофрения и т.д. Люди, как правило, идущие туда, оказываются неуспешными.



Сергей Николаевич, а вот судья – обучаемая позиция? В ходе судейства происходит обучение? Каким образом?

Конечно. Обучение происходит через регулярную практику. Но ведь судья – это не просто тот, кто имеет некие внутренние критерии оценки игроков, нужно еще транслировать эти критерии до аудитории, так чтобы аудитории они стали понятны. Поэтому успешный судья – это тот, а) кто умеет очень четко проанализировать, что происходило и б) кто имеет средства коммуникации, чтобы донести это, чтобы тебя не могли не понять. Поэтому быть успешным судьей – это не значит внутренне почувствовать, кто лучше и кто хуже. Нужно еще иметь коммуникативные средства об этом сообщить. Поэтому судьи могут расти в распознавании того, что происходило, но не расти в трансляции. Соответственно, у кого совпадает их способность понять, что было и способность протранслировать, тот становится хорошим судьей.



А у позиции ведущего? Я всегда предполагал, что ведущий дает обратную связь. Могут и участники получить необходимую им обратную связь от ведущего?

Если ведущий – фигура авторитетная, допустим, судьи что-то прокомментировали, а Тарасов что-то добавил, понятно, что это влияет на участников. Если фигура ведущего мало авторитетна, то что бы он там ни сказал, судьи могут остаться при своем мнении.





О ВЛИЯНИИ ОПЫТА УЧАСТИЯ В ПОЕДИНКАХ НА УПРАВЛЕНЧЕСКУЮ ПРАКТИКУ

Вы можете сказать, что есть четкая связь между регулярным участием в управленческих поединках и изменением вашего управленческого поведения?

Конечно, это связано. Когда человек участвует в судействе, то, выражая свою точку зрения, он, по сути, является заложником занимаемой позиции. Когда я вхожу в какую-то роль человека, который судит, исходя из таких-то ценностей, опирается на такие-то точки зрения, по таким-то критериям делю на добро и на зло поступки и если потом в регулярной жизни, либо в бизнесе поступаю иначе, то возникает некий диссонанс и, как правило, это говорит о нестабильности личности, о какой-то показной деятельности, неискренности. Те люди, которые искренни, которые на самом деле так считают, стараются свое реальное поведение, какие бы там ни возникали обстоятельства, приводить к соответствию с идеальными основаниями своей позиции. И поэтому тот, кто играет, судит и при этом исходит из единых установок, потом постепенно эти установки внедряет в жизнь. Поэтому, конечно, управленческое поведение улучшается.



Какой главный момент в вашей управленческой жизни появился после начала практики управленческих поединков?

Ценностью любого конфликта является способность его разрешить рационально, спокойным тоном, привести аргументы, найти взаимные точки соприкосновения и т. д. Это то, что по итогам управленческих поединков ожидает коллектив от своего руководителя – соответствовать этой модели. Но! Управленское мастерство – это не только рациональное управление, это и иррациональное управление. Иногда надо себя вести иррационально. Поэтому когда возникают те или иные ситуации, в которых управленец ведет себя не в соответствии с этой моделью, а как-то иррационально, то для одного внешнего оценщика это покажется несоответствием заявленной позиции, а другой посмотрит на это как на широту применяемых приемов. И главное себе честно сказать, что это было. Ты поддался на эмоции и тебя понесло, т.е. ты не смог сдержаться, либо ты сознательно дал волю своим эмоциям с тем, чтобы в коллективе не формировалось установки, что только такую модель поведения следует ожидать от своего босса. Если коллектив заточен только на типичное, на повторяемые модели поведения руководителя, то это нехорошо. Поэтому здесь нельзя однозначно ответить на этот вопрос. Важно, что за цель лежит в основе выбранной модели поведения. Является ли модель поведения целесообразной, либо она просто произошла сама по себе.



Т.е. я правильно понимаю, что вы ведете себя более целесообразно после получения управленческих компетенций в рамках управленческих поединков?

Со временем да. Сначала возникает желание алиби: сказать себе, типа: «Ну, это была такая ситуация, надо было себя так повести». Не всегда люди себе честно говорят, что это была, в т. ч. и ошибка с твоей стороны, что-то не учтено, что-то пошло не под контролем. Надо себе честно об этом говорить. Для этого надо конкретно разбирать, что было и прошло.



Вы разбираете?

Конечно.



А как? Едите в машине, постоянно про это думаете, есть ли у вас какая-либо процедура? Может, есть перечень вопросов, которые вы про себя продумываете?

Есть ощущение, что что-то тебя не удовлетворяет. Что-то в прошедшем диалоге, дискуссии оказалось неприятным тебе, как будто ты посмотрел фильм, где один из героев тебе оказался несимпатичен. И вот ты едешь и думаешь, а что этот герой сделал несимпатичного, ставишь себя на место этого героя и начинаешь разбираться в сценарии, что происходило. В каком месте герой зафальшивил, повел не ту линию, перестал нравиться.



У вас были какие-то ситуации, про которые вы больше всего думали, которые были для вас наиболее проблемными в поединках или в реальной жизни? Какая с вашей позиции настоящая серьезная управленческая проблема или задача?



То, что приходит в голову, так это ситуации, в которых компетенции, которыми я обладал, были недостаточны, чтобы быть успешными. Ну, допустим, когда в ситуации была задана необходимость играть женщину, будучи мужчиной. Нет никаких стереотипов поведенческих и, соответственно, возникает непонимание как себя вести, чтобы сыграть женщину с ее эмоциями и так далее. Эти ситуации, когда надо было влазить в абсолютно незнакомые роли, о которых в жизни даже никогда не думал, что они у тебя могут быть, требовали обращения к более опытным игрокам, судьям и так далее, что бы они посоветовали. Потому что, как правило, это были проигранные ситуации, над которыми надо было подумать. Ну, вот влезание в шкуру абсолютно неизвестной ранее роли – самое сложное. Ну, допустим, молодой человек еще никогда не был родителем, ему еще предстоит лет через 5 стать, а ему приходится решать ситуацию, в которой как бы его сын, либо дочь что-то напортачил. Это не его роль, он видит только, как его родители, родители его друзей вели себя и так далее.


Завершение здесь.