Интернет ликвидности


Впервые опубликовано здесь: The Internet of liquidity
Статья родилась из моих бесед с Артуром Пинчуком и Габилем Тагиевым
В мире блокчейна на сегодняшний момент возникла любопытная ситуация. Хайп прошел, на рынке одномоментно появилось много абсолютно экспериментальных блокчейн-проектов и мы можем спокойно исследовать, что же нового миру дала эта технология.

По нашему мнению широкое использование блокчейн-технологий знаменует собой новую эпоху радикального увеличения ликвидных ценностей в мире и радикального увеличения круга инвесторов.




Ликвидность


Что такое ликвидность и почему она так важна для экономики? Под ликвидностью обычно понимают способность активов быть быстро проданными по цене, близкой к рыночной. Давайте с самого начала оговоримся - быть проданным за фиатные деньги.

Границы ликвидности в традиционном мире жестко определены. И соответствуют границам товарности вещей. Товарность в нашем случае это обретение вещью стоимости. Например, мы снимаем яблоко с дерева, кладем его на прилавок и обозначаем цену. Яблоко стало обладать свойствами товарности. У нее появляется какая-никакая ликвидность.

Но сколько надо заплатить, чтобы обычное яблоко стало товаром? Если мы говорим про сделку в соответствии с законом? Нам придется заплатить за место на рынке, а затем отчитаться перед налоговой за свои доходы и проделать еще множество действий.

Чтобы что-либо стало товаром или активом, мы должны определенным образом оформить это в соответствии с легально существующей системой хозяйствования, подтверждать договорами, правом владения, накладными, стандартами и сертификатами качества, налоговыми отчетами, балансами и прочим, и прочим. За все за это приходится платить: где деньгами, где удержанной прибылью, где временем, где издержками, где штрафами, а где и тюремным сроком.

Более того весь оборот ликвидных ценностей жестко ограничен лицензиями операторов (банков, инвестиционных фондов), которые накладывают свои ограничения на ликвидность клиентов: ограничения по сумме, по срокам и т.д. и т.п. Не все вы можете сделать ликвидным и не каким угодно образом управлять собственной ликвидностью.

В итоге мы не можем пустить в оборот активы, которые очевидно могли бы принести нам пользу. Например, известная история с гугл-электромобилями. Если рассмотреть автомобили, которыми мы пользуемся как активами, которые могут приносить доход, то очевидно, что мы используем автомобиль очень короткое время. Около 10 % от всего времени максимум. А ведь весь этот ресурс мы могли бы использовать - например сдавать в аренду. Или квартира, в которой мы живем только 20% времени. Остальное время не используется, а ведь мы могли бы сдавать автомобиль в аренду. И получать доход. Создание возможности получения финансового дохода от имеющегося у нас в наличии актива и есть первая задача управления ликвидностью.

Это не только позволит капитализировать многие имеющиеся у нас ресурсы, но и сократить бессмысленное обогащение активами, которые не будут приносить нам пользу (простаивающие автомобили, квартиры, вычислительные мощности, бытовую технику и т.д. и т.п.). Но это тема уже отдельного разговора.



Доверие и ликвидность


Большая стоимость вывода каких-либо ресурсов на рынок ликвидности объясняется высокими затратами на содержание всей централизованной системы, контролирующей этот процесс. Централизация очень много стоит. У центра существует установка на недоверие каждому своему узлу, передающему информацию и принимающему решения. Центр создает инструменты перестраховки, перепроверки, контроля, контроля за контролем и т.п. В итоге мы имеет 3 ветви власти, растущую бюрократию, медленные скорости и огромные трансакционные издержки.

Все из-за недоверия к отдельным элементам государственной системы в целом. Вся эта система самым непосредственным образом влияет на ликвидность: ликвидными могут стать только те ресурсы, которые удалось втиснуть в прокрустово ложе государственной системы хозяйствования. Все, что не удалось туда втиснуть, образует серый и черный рынки ликвидных товаров, которые имеют свои издержки и опасности.

По сути затраты, которые расходуются на обеспечение доверия системе, делают высокой и стоимость входа в нее владельцам разного рода ресурсов. Тем самым дорогая централизация оказывается барьером на пути увеличения ликвидности товаров и услуг и делает невозможным высокий темп обмена ценностями.



Токенизация ликвидности


Революцию в мире ликвидности произвела технология блокчейн. Весьма простым механизмом. Распределенный реестр работал только тогда, когда его функционирование поддерживали всем сегодня хорошо известные майнеры, которые предоставляли вычислительные мощности для поддержания работоспособности системы. За биткоины покупался именно этот ресурс “вычислительная мощность”. А как только Ласло Ханеч в 2010-м году купил пиццу стоимостью $50 за 10000 биткоинов впервые вычислительные мощности стали ликвидными.

Токенизация дает возможность делать ликвидными вещи ранее немыслимые - например владеть долями в собственности неделимых товаров (вроде алмазов, картин и пр.), конструировать деривативы самых разнообразных типов и структур и т.д.

С тех пор, благодаря механизму токенизации мы получили возможность делать ликвидным любой вид ресурсов. А процесс получения ликвидности стал еще проще с появлением криптобирж. При этом и токены сами по себе как медиа “активируемых” ресурсов получили собственную ликвидность, как это произошло много веков ранее с ценными бумагами.



Web 3.0. Интернет ликвидности


Стоит ли говорить, что сам интернет, который лежит в основе технологии распределенного реестра, благодаря самому этому реестру выходит на новый уровень. Становится интернетом следующего поколения.

Мы видим, как токенизация охватывает все больше видов цифровых активов. Токенизируется все, что можно оцифровать, все, что можно посчитать, все, что можно поставить в отношения с чем-то другим: просмотры сообщений в социальных сетях, подписки, комментарии и т.д. и т.п. Все эти виды ресурсов токенизируются, токены выводятся на криптобиржи, и тем самым все эти данные становятся новым видом активов.

Несмотря на то, что сегодня этот процесс только набирает обороты, уже сейчас становится очевидным, что рано или поздно токенизации подвергнется вся сфера интернета и интернет-активности. Вот тогда к старым ресурсам, которые раньше невозможно было сделать ликвидными, добавятся принципиально новые цифровые активы.




Капитал фирм, капитал как медиа, капитал стартапов. Ликвидность венчурного капитала. Ликвидность стартапа

Итак. У нас есть токенизация любых ресурсов. У нас есть медиатизация деятельности по оперированию ликвидностью. У нас есть децентрализованные биржи, приложения, сообщества и т.д. и т.п.

Все это позволяет, во-первых, получить доступ к обороту ликвидности самым широким слоям населения.

Во-вторых, принципиально иначе выстраивается взаимодействие стартапа с собственным капиталом.

Поговорим про капитал стартапа немного подробнее.

У любого стартапа существует несколько важнейших для его выживания задач. В первую очередь они связаны с инвестиционным капиталом. У разных стартапов судьба складывается по-разному, но в целом можно говорить о том, что стоимость привлечения капитала для стартапа становится сегодня все выше. Инвесторы перегружены информационным шумом. Инвесторы также перегружены стереотипами мышления, институциональными, юридическими и даже статистическими ограничениями. Это как на рынке технологических инноваций. Как только появляется какая-нибудь новинка, через считанные дни появляется его копия у конкурентов. Так и здесь: стоит одному инвестфонду или акселератору ввести новую фишку, как в итоге она появляется у всех.

Все как раз перевернул рынок ICO.

Во-первых, он дал доступ к инвестированию огромному количеству неинституциональных инвесторов. Теперь инвестором смог стать любой человек вне зависимости от количества его инвестиций, страны нахождения и прочих характеристик.

Во-вторых, приобретая токены проекта, инвестор приобретал самые разнообразные ценности - от тех, что идентичны ценным бумагам, до тех, что идентичны купонам, предоставляющим право пользования сервисами продуктов.

В-третьих, во главу угла бэкеры ставили не столько соображения будущего дохода, сколько инновационность технологии. Это тот случай, когда во главу угла ставится перспективная технология или инфраструктурный продукт, а не доходность проекта.

В-четвертых, отношения между проектами и инвесторами закрепляются смарт-контрактами, многие из которых представляли весьма интересную конструкцию с точки зрения взаимных гарантий интересов всех участников процесса инвестирования.

В-пятых, поскольку средний чек инвестиций от каждого стал более меньшим, а количество самих инвесторов много, проекты стали работать с инвесторами в режиме краудфандинга, а значит ключевым каналом коммуникации между проектом и инвесторами стал медиа-статус проекта.

Все это в конечном итоге сформировало новый набор инструментов формирования ликвидности капитала как проектов, так и инвесторов. 

  1. Инвесторы формируют пулы или даже микрофонды и вступают в отношения со стартапами в рамках собственных смартконтрактов. После провала The DAO стало очевидно, что пулы экспертов будут дифференцировать свои отношения со стартапами как по содержанию взаимных обязательств, закрепленных в смартконтракте, так и по раундам инвестирования. Договоренности и обязательства, закрепленные в этих смартконтрактах могут стать предметом торга с собственной ликвидностью. 
  2. Сами токены, которые выпускает проект и покупает инвестор, благодаря криптобиржам становится наверное наиболее ликвидным активом всего нарождающегося блокчейн-мира. 
  3. Медиа-статус проекта. Он также непосредственно влияет на ликвидность токена проекта. Благодаря тому, что многие участники рынка научились делать хайп, а другие поняли, что хайп и скам - вещи почти равнозначные, пришлось как-то прояснять связь между медийностью и реальными успехами проекта. По сути медийность реальной содержательности проекта стала если уж и не самостоятельной формой ликвидности, то косвенной точно. Остается только дождаться, когда появиться проект, токенизирующий и это. 

Поскольку современный блокчейн-стартап представляет собой по сути совокупность различных активов с различной ликвидностью (разрабатываемые продукты, выпускаемые токены, команда, медийность, пулы потенциальных пользователей, пулы бэкеров, договоренности с подрядчиками и т.д.), то и управление этими активами возможно только в логике инвестиционных портфелей и инвестиционных стратегий. Причем как со стороны самого проекта, так и со стороны инвесторов. И тот, кто сможет эту логику использовать в новом мире интернета ликвидности, тот станет оператором будущего.



Rocket Dao как оператор ликвидности стартапа
Мы в Rocket Dao, прекрасно понимая роль и будущее интернета ликвидности, создаем платформу, на которой любой блокчейн-стартап будет формировать ликвидность собственных активов. Это платформа, на которой будут объединяться инвесторы, стартапы и эксперты. Эксперты будут отбирать качественные стартапы, а инвесторы инвестировать в них. Учитывая все вышеизложенное, задача платформы состоит в том, чтобы максимизировать ликвидность активов стартапов (поскольку именно вокруг них строится вся динамика взаимоотношений стейкхолдеров платформы). Достигается это через многоуровневую систему активов стартапа, рекомендации по увеличению стоимости и ликвидности этих активов, выпуск токенов проекта.