Последний пост

Экзистенциальные ситуации в бизнесе

В корпоративной жизни есть несколько весьма типичных задач из сферы психологии, которые очень интенсивно переживаются людьми. Вот два для примера. Пример первый. Предприниматели как экзистенциальную ситуацию переживают необходимость зарабатывать деньги бизнесом (часто подразумевается, что азарт продаж - это плохое чувство из разряда пагубных страстей, которые к тому относятся к регистру обмана людей) в то время как они хотят свою жизнь поставить на службу чему-то большему, чем зарабатыванию денег. Анастасов Олег. Экзистенция. https://artnow.ru/ru/gallery/3/30680/picture/0/747276.html?sen=1 Часто, если предприниматель не решит это противоречие, он теряет всякую мотивацию к занятию бизнесом и его бизнес загибается. Похожие ситуации я бы назвал типичными, несмотря на то, что за такой явной формулировкой у предпринимателя могут скрываться самые разнообразные психологические или ценностные проблемы.

Как сделать белорусское бизнес-образование конкурентоспособным

Впервые опубликовано здесь

Чему учат в белорусских бизнес-школах? И чему надо учить?

Учение жесткое и мягкое


Учат стандартным дисциплинам, относящимся к регулярному менеджменту: маркетингу, финансам, общему менеджменту, управлению персоналом. Эти дисциплины можно отнести к тем, что развивают жесткие навыки. Есть дисциплины, развивающие мягкие навыки – лидерство, умение делегировать полномочия, управление временем и прочее. Для каких-то из этих дисциплин достаточно краткосрочных курсов, для каких-то понадобятся долгосрочные программы, вплоть до MBA (хотя в последнее время есть форматы МБА, которые долгосрочными не назовешь). Ведется много дискуссий по поводу эффективности различных форм обучения деловым дисциплинам. Стоит ли разбирать кейсы, достаточно ли практических заданий с разбором проблем реальных фирм обучающихся, имеет ли смысл основное внимание уделять содержанию занятий или отработке практических навыков? Что для чего больше подходит – тренинги для мягких компетенций, семинары и деловые игры для жестких и т.п.? Также, среди преподавателей ведутся дискуссии по поводу мотивации обучающихся. Многие замечают, что участники ходят не столько ради освоения тех или иных инструментов решения реальных бизнес-задач, сколько для развлечения. По большому счету все эти формы и виды бизнес-образования и бизнес-обучения решают одну задачу: ликвидацию безграмотности. Это очень важная задача и на нее всегда будет спрос, потому что в бизнес всегда приходят новые люди, которым нужно учиться азам.

Однако достаточно ли этого для решения действительно сложных задач, которые стоят перед сегодняшним бизнесом? Почему все учащающиеся кризисы в нашей стране оказываются для большинства бизнесменов чем-то абсолютно непредсказуемым? Почему случается так, что наши бизнес-школы учат побеждать в битвах прошлого, а не в битвах будущего? Или все же учат? Чего не хватает для того, чтобы современное бизнес-образование проектировало будущее, не просто реагировало на складывающуюся ситуацию, а создавало его, генерировало новые знания, а вслед за ними и новые решения и действия бизнесменов? Что для этого нужно?


Исследования бывают разными


Представим себе типичного белорусского хорошего бизнес-тренера. Скорей всего у него есть опыт в бизнесе на должностях специалиста, много специализированных курсов и тренингов за спиной, много прочитанной литературы и свой разработанный учебный продукт, который по сути является синтезом всего вышеперечисленного. Для большинства бизнес-задач такого продукта будет достаточно. Но давайте посмотрим на бизнес-гуру, по учебникам которых учатся наши бизнес-тренера. На Минцберга, Акоффа, Котлера, Портера, Рэкхема, Джима Коллинза и т.д. Каков их путь? Когда и как они создавали свои знания. Окажется, что большую часть времени эти авторы занимались реальными исследованиями в рамках академических институций. И уже результаты этих исследований ложились в основу учебных дисциплин и книг. И без этого исследовательского этапа невозможно никакое прорывное знания. А там, где исследования, там и деньги на исследования. А это гранты из различных источников и чаще всего частных фондов.

У нас тоже есть исследователи – это те, кто преподает в ВУЗах и у них в ставку входят часы на «исследования», о которых они по плану должны писать статьи. Но, получая нищенскую зарплату, они как правило подрабатывают в нескольких ВУЗах или даже преподают в соответствующих, принадлежащих ВУЗам бизнес-школах. А поскольку у них нет никакой консалтинговой практики, то и проверить свои знания и выводы в поле на практике у них не получается.

В свою очередь консалтинговые компании всегда работают на среднем уровне, они затачивают свои инструменты из всего, что попадется. У них нет возможности заниматься сменой научных парадигм. В итоге единственным настоящим источником генерирования знаний становятся преподаватели частных бизнес-школ, которые пытаются в свободное от работы время что-то обобщать и исследовать то, до чего могут дотянутся их руки. И мы получаем море недовольства от слушателей о том, что все что они слышат, ужасно вторично и не свежо. Казалось бы, корень проблемы в отсутствии процесса создания и проверки нового знания. А это специально организованная деятельность, которая по-хорошему не может осуществляться одиночками. Но ведь и сама публика предпочитает «практиков», а не «теоретиков», в итоге то, что получают слушатели, ограничивается узким индивидуальным опытом «практика» и никакими фундаментальными знаниями не подкрепляется.


Теряем рынок бизнес-образования


Но может и стандартного ликбеза с тренингами-шоу достаточно? Может нам и не надо изобретать ничего нового, а стоит прислушаться к более продвинутым западным гуру, а наших преподавателей превратить только в ретрансляторов развитого западного знания?

Как говорится, это дело вкуса. Зачем слушать местных доморощенных специалистов, если сегодня уже можно дистанционно поучиться у иностранца за схожие деньги?

Между прочем с развитием дистанционных форм преподавания мы можем вообще потерять свой рынок бизнес-образования. Останутся только развлекательные формы, для которых обязательно личное присутствие.



Местная изюминка

Но что же такого незаменимого может дать или должно дать местное бизнес-образование? На чем будет дальше строиться эта отрасль в нашей стране? Особенно, если учесть капиталы, которые вкачиваются в эту сферу глобальными и региональными игроками? Это совершенно нетривиальный вопрос, который потребует фундаментальных знаний.

Каков предмет учебных бизнес-дисциплин? Это деятельность. Деловая деятельность. Что отличает нашу деятельность от бизнеса в США, например? Правильно – свои привычки, юридические законы, культурные традиции, производственные связи, оставшиеся со времен СССР, свои ценности и прочее. Знать о том, как вести дела, используя все вышеперечисленное, как ресурс для образования ренты в бизнесе – это и есть то ценное и неповторимое, что может дать местное бизнес-образование. Это с одной стороны. С другой стороны, зная систему факторов и обстоятельств, сопутствующих бизнесу в Беларуси можно знать, как повлиять на улучшение этих факторов. Тем самым бизнес-знания позволят понять перспективу развития местной деятельности, найти новые источники роста не только для бизнесов, но и для экономики страны в целом. Но для этого надо начинать с инвестиций в исследования. Иначе никак. Остается вопрос: кто и как будет осуществлять эти инвестиции?

Комментарии