Последний пост

Экзистенциальные ситуации в бизнесе

В корпоративной жизни есть несколько весьма типичных задач из сферы психологии, которые очень интенсивно переживаются людьми. Вот два для примера. Пример первый.
Предприниматели как экзистенциальную ситуацию переживают необходимость зарабатывать деньги бизнесом (часто подразумевается, что азарт продаж - это плохое чувство из разряда пагубных страстей, которые к тому относятся к регистру обмана людей) в то время как они хотят свою жизнь поставить на службу чему-то большему, чем зарабатыванию денег. Анастасов Олег. Экзистенция. https://artnow.ru/ru/gallery/3/30680/picture/0/747276.html?sen=1Часто, если предприниматель не решит это противоречие, он теряет всякую мотивацию к занятию бизнесом и его бизнес загибается. Похожие ситуации я бы назвал типичными, несмотря на то, что за такой явной формулировкой у предпринимателя могут скрываться самые разнообразные психологические или ценностные проблемы.

Корпоративное обучение: как сделать потребителя ресурсов в его (ресурсов) созидателя

На постсоветском пространстве существует множество совершенно невероятных примеров построения систем корпоративного обучения и систем управления знаниями. Только про них мало кто знает. По долгу службы я сталкиваюсь с руководителями этих проектов или с самими проектами, в некоторых в той или иной роли участвую сам. 
Здесь я буду делиться своими впечатлениями про реальные примеры систем развития компетенций, ставших основополагающим элементом различных бизнес-моделей.
Первая моя статья об этом касалась практики использования тарасовской методики управленческих поединков в качестве основы внутреннего обучения в компании СТА Логистик. Сегодня мы начнем разговор про Образовательный центр Парка высоких технологий.
Лена Локтева, у которой я брал интервью, является заместителем директора этого центра, именно она своими руками делает этот проект. Мы с ней знакомы еще с тех времен, когда вебинарами пользовались только специалисты по дистанционному обучению, а все основные теоретические дискуссии велись на сайте, которая создала Лена - сайте e-learning.by. С тех пор многое изменилось и Лена фактически возглавила этот уникальный проект. В чем заключается его уникальность? Расскажу своими словами.
У нас в стране (Республика Беларусь) очень активно развивается сфера ИТ-технологий. Причин тому несколько, но наверное ключевой можно назвать широкий класс технической интеллигенции, оставшийся со времени СССР и их дети, которые выросли в наше время со своим специфическим мышлением и мировоззрением. 
В свою очередь техническая интеллигенция у нас так широко представлена потому, что в свое время в Беларуси было сконцентрировано большое количество различных высокотехнологических производств и существовала сильная поддержка этой отрасли со стороны ВУЗов. Поэтому в постсоветские времена очень активно развивалась индустрия производства различных ИТ-решений, и в первую очередь сфера офшорного программирования. Однако в то время как индустрия офшорного программирования росла стремительными темпами, столь же стремительными темпами происходила деградация системы среднего и высшего образования. 
Сегодня спрос на специалистов ИТ-индустрии настолько высок, что различные ИТ-компании тратят большое количество ресурсов на подготовку этих специалистов, идет острая конкуренция за них на рынке труда. Сами специалисты становятся капризными, перелетают из одной компании в другую, их зарплаты постоянно растут. Короче, нехватка ИТ-специалистов оказывается барьером на пути роста отрасли. В различных HR-тусовках обсуждаются вопросы о том, что еще такое придумать, чтобы повысить лояльность сотрудников ИТ-компаний (устраиваются танцы с бубнами на корпоративах, в прямом смысле этого слова), проводятся отраслевые конференции, придумываются способы уговорить ИТ-специалистов (давить на них нельзя - сбегут) повышать свои коммуникативные и управленческие компетенции и мягко заставить чуть лучше работать. Короче, наблюдается кризис в области управления персоналом ИТ-компаний. 
Если честно, лично я вижу здесь в качестве ключевой проблемы - отсутствие достойного уровня управленческих компетенций у управленцев и среднего менеджмента ИТ-компаний, их непонимании того, что программисты - это люди, а не роботы, но мы не будем углубляться в эту тему.
И вот появляется Образовательный центр ПВТ, который предлагает очень простую и новую, спасительную для отрасли, идею. Они решают учить потенциальных кандидатов в ИТ-компании. С тем, чтобы, учась за деньги, кандидаты в итоге получали реальные знания и навыки, а те, кто успешно прошел испытания, получал бы рекомендацию в одну или несколько ИТ-компании. Оцените изящество идеи. Вместо того, чтобы тратить деньги на обучение сотрудников (которые потом легко уходят к конкурентам даже не достигнув точки безубыточности), учредители ОЦ ПВТ еще и зарабатывают деньги на обучении кандидатов.
Более подробно об услугах, предоставляемых ОЦ ПВТ, читайте в интервью Лены Локтевой.
А ниже я привожу свои вопросы и ответы на них Лены, о том, как осуществлялся проект.


Я: Что такое ОЦ ПВТ?
Е.Л.: Образовательный центр ПВТ – коммерческая организация, которая проводит обучение по востребованным ИТ-направлениям. Нашими учредителями являются Администрация ПВТ, а также компании EPAM Systems и VEU Sourcing.

Я: Какие цели и задачи стоят перед ОЦ ПВТ?
Е.Л.: Если кратко – подготовить специалистов, готовых к работе в компаниях-резидентах ПВТ.

Я: На решение каких проблем было направлено создание ОЦ ПВТ?
Е.Л.: Главная проблема – нехватка ИТ-специалистов на нашем рынке труда: как опытных, так и начинающих. Всех опытных специалистов компании уже разобрали. Перспективную молодежь из технических вузов забирают чуть ли не с 1 курса. И все равно людей не хватает. Один из выходов – найти тех, кто готов переучиться.

Я: Кто такая Лена Локтева (с каким капиталом пришла к созданию ОЦ ПВТ? на основании каких критериев тебе доверили этот проект? какие по твоему мнению твои ключевые компетенции? Какой твой опыт сыграл определяющую роль в успехе проекта?)
Е.Л.: Лена Локтева – опытный преподаватель, фанат электронного обучения, жена программиста, мама двоих сыновей. Уверена, что именно эти факторы оказали главное влияние на то, где я сейчас и что делаю. Расшифрую.
Во-первых, большой опыт преподавания на коммерческих ИТ-курсах в различных учебных заведениях позволил многое попробовать, многому научиться. Это очень помогает в работе с преподавателями. Плюс, как мне кажется, удалось собрать лучшие идеи по организации учебного процесса.
Во-вторых, с 2005 года я заболела электронным обучением. С тех пор я не бралась за проекты, которые не имеют к e-learning отношения. Я даже создала собственный Интернет-проект для его продвижения. Я знаю, что на эту тему много скепсиса, иногда вполне оправданного. Но оправданного не потому, что e-learning – это не эффективно, а потому что его просто «не умеют готовить».
В-третьих, я уже почти 17 лет замужем за программистом. Фактически, видела, как он из новичка превратился в специалиста экстра-класса. И его опыт тоже очень помогает мне понять, как может и должен развиваться специалист. А главное – в его лице я нахожу поддержку любого безумия, на которое замахиваюсь :).
В-четвертых, дети. Поскольку мне не все равно, кем они станут и куда пойдут учиться, я стараюсь создать такую среду, в которой они не будут терять время, и смогут получить все необходимое, чтобы себя реализовать. Времени у меня осталось совсем немного (старший уже в 8 классе), и это, пожалуй, главный ориентир для всего, что я делаю.

Я: Какие услуги производит ОЦ ПВТ?
Е.Л.: Во-первых, обучение. Во-вторых, помощь в трудоустройстве. В-третьих, сейчас работаем над еще одной услугой: профориентация. Платным для наших слушателей останется только обучение.

Я: Кто реальный клиент ОЦ ПВТ – слушатели или компании-учредители?
Е.Л.: Для меня это странный вопрос. Когда мы планируем свою деятельность, мы ищем такое решение, которое удовлетворило бы и слушателей, и их потенциальных работодателей, и наших учредителей, и наших сотрудников. И все эти клиенты очень реальные!
Но в первую очередь мы учитываем потребности слушателей и работодателей, т.к. наши цели достигаются только тогда, когда достигаются их цели, т.е. когда слушатели находят работу, а работодатели - сотрудника.

Я: По каким критериям реальные клиенты ОЦ ПВТ оценивают эффективность его работы?
Е.Л.: Слушатели оценивают:
- доступность изложения и практико-ориентированность материала;
- организацию учебного процесса: обработку заявок, оформление документов, информационную поддержку, скорость решения оргвопросов;
- свою уверенность на собеседованиях и на испытательном сроке в компаниях.
Работодатели оценивают:
- как покажут себя наши слушатели на защитах выпускных работ;
- как ведут себя на собеседованиях;
- как проходят испытательный срок.

Я: Какова ключевая компетенция ОЦ ПВТ?
Е.Л.: Ориентация на качество.

Я: У кого возникла идея ОЦ ПВТ?

Е.Л.: Я слышала несколько разных версий, но убеждена, что идея эта возникла у руководства EPAM Systems. EPAM, как лидер отрасли, понимает, что в развитие рынка труда нужно вложить ресурсы, и что эти ресурсы – не только и не столько деньги: это и время, и эксперты, и собственные наработки. Так что неудивительно, что инициатива по созданию ОЦ ПВТ исходила от EPAM.
А вообще об инициативах компаний-резидентов ПВТ в сфере подготовки ИТ-специалистов можно рассказывать долго, у них накоплено много интересного опыта, который было бы интересно исследовать.

Я: Кому и как продавалась эта идея?
Е.Л.: Не владею этой информацией, а додумывать не буду. Главное – идея дошла до реализации, и мы стараемся реализовать ее в лучшем виде.

Я: В чем заключалась ключевая идея (его конкурентное преимущество) ОЦ ПВТ?
Е.Л.: Пожалуй, ключевой идеей было создать учебный центр, который будет готовить кадры, ориентируясь на реальные потребности компаний. Была попытка построить такую систему обучения совместно с вузами, но ничего из этого не вышло. Вузы признали, что, во-первых, не обладают достаточной экспертизой для этого, и, во-вторых, не могут собрать и учесть все потребности.

Я: Является ли ОЦ ПВТ не просто решением проблемы, но и получением прибыли от решения, которое обычно оказывается убыточным?
Е.Л.: Мы чуть больше года назад вышли на рынок, поэтому говорить про особую прибыль пока еще рано. Наши учредители это понимают, как и то, что сейчас все, что мы зарабатываем, уходит на покрытие наших расходов и на развитие. А развиваемся мы быстро: новые программы, новые сотрудники, новые проекты. Не говорю уже о необходимости оборудовать современные компьютерные классы. Тем не менее, прогнозы у нас самые оптимистичные, и уже можно говорить о том, что мы не являемся убыточным проектом.

Я: Как решается проблема обучения будущих сотрудников своих конкурентов?
Е.Л.: Я не считаю, что в этом есть проблема. Наши слушатели учатся за свои деньги, и имеют право на выбор компании, в которой будут работать. Самое приятное - мы все чаще узнаем о том, что наши выпускники на самом деле выбирают из нескольких предложений о работе. Был уже даже случай, когда к нам обратились из одной компании, чтобы мы помогли уговорить нашу выпускницу, которая никак не могла выбрать, где ей больше нравится!
Человек все равно будет стартовать в той компании, которая ему больше западет в душу, или в которую он больше подойдет. А вот, в какой компании он будет продолжать свое профессиональное развитие – это как раз тот вопрос, о котором компаниям надо беспокоиться гораздо сильнее, чем об обучении для конкурентов.

Я: Какие проблемы приходилось решать?
Е.Л.: Самые разные. Но, пожалуй, самая большая проблема, которая была и остается – это преподаватели. И у этой проблемы два аспекта.
Во-первых, мы стараемся, чтобы на наших программах работали действующие практики. Но хотя у нас одна из самых конкурентных зарплат для преподавателей, найти практиков, готовых разработать программу и проводить по ней обучение, совсем не просто.
Во-вторых, даже когда такой практик находится, то требуются значительные усилия с его и нашей стороны сначала на разработку программы, потом – на то, чтобы войти в нужный ритм, найти свой стиль. Есть определенный жизненный цикл преподавателя, и его проходят все. Я могу устраивать любые пляски с бубнами, но пропустить какую-либо из фаз этого цикла преподаватель не сможет. Таким образом, моя задача – помочь быстро и безболезненно пройти до фазы максимальной эффективности, и, главное, не заскучать!

Я: Какие ошибки были допущены при создании ОЦ ПВТ, от чего бы ты предостерегла тех, кто захочет создать что-то похожее?
Е.Л.: Центр создавался на фоне нескольких уже существующих инициатив, и поэтому поначалу не всем было понятно, зачем создавать конкурентов своим же инициативам. Таким образом, на начальном этапе мы натыкались в лучшем случае на недоверие, в худшем - на сопротивление тех, от кого на самом деле должна была бы исходить поддержка. В итоге на доказательство, что мы хорошие и полезные, ушло много сил и времени, которые можно было бы потратить более продуктивно.

Я: Каковы планы и перспективы ОЦ ПВТ?
Е.Л.: Планы самые амбициозные. Пока могу говорить о ближайших.
Я уже говорила, что мы работаем над внедрением системы профориентации – чтобы помогать тем, кто не может сам определиться, в какую сторону лучше развиваться, какую профессию выбрать.
Мы также готовим к запуску несколько бесплатных электронных курсов «с нуля». Эти курсы смогут пройти все желающие. Мы хотим таким образом:
- помочь людям с выбором направления;
- подтянуть тех, у кого нет специальной подготовки, чтобы получить более однородные группы;
- наполнить смыслом время от момента подачи заявки до начала занятий;
- вынести часть базового материала за рамки курсов, чтобы более рационально расходовать учебные часы на освоение действительно важного материала.
Я: Насколько подход и бизнес-модель ОЦ ПВТ перспективна для Беларуси?
Е.Л.: Поживем – увидим. Если все удастся, мы с удовольствием своим опытом поделимся.

Я: Какие бизнес-модели обучения тебе кажутся наиболее перспективными в будущем?
Е.Л.: Я не стала бы о них говорить по двум причинам. Первая – они слишком нетрадиционны, и в них все равно никто не поверит. Вторая – а вдруг в них все-таки кто-то поверит? 

Я: Какую бизнес-модель корпоративного обучения тебе самой хотелось бы воплотить в качестве своей профессиональной мечты?
Е.Л.: Люди учатся тому, что считают нужным, тем способом, который им больше всего удобен и понятен, используя те ресурсы, которые считают адекватными. При этом  сами себя контролируют и оценивают.

Я: Что вообще будет в будущем с корпоративным обучением в нашей стране?
Е.Л.: Появится группа людей, которая соберет и зафиксирует лучший опыт, и займется его распространением. Пока же, как мне кажется, наши специалисты предпочитают думать, что у нас в стране никакого опыта нет. А надо всего лишь оглядеться.



Комментарии